Новости

Становление фармацевтического образования

 

Подтверждение и закрепление профессионального статуса аптекарей было в значительной степени связано с формировани­ем обособленных сословий - врачебного и аптекарского. Введе­ние статутов, регулирующих аптечную деятельность, лишь сти­мулировало этот процесс. Внутренняя организация этих двух со­словий, так же как формы и правила их профессиональной лега­лизации оказались различными. Подготовка врачей, их много­ступенчатое образование с постепенным переходом на каждую новую ступень регламентировались университетской традицией, которая к моменту начала выделения аптекарского сословия на­считывала уже по меньшей мере двести лет и опиралась на авто­ритет сети университетов, к тому времени возникших по всей За­падной Европе: к началу XVI в. их насчитывалось уже 75 и они играли существенную роль в жизни всех крупных европейских государств.

Уже в XIII в. университеты получили внушительные приви­легии от властей ("Authentica" Фридриха Барбароссы). Укрепле­нию университетов содействовала и борьба римских пап за власть над светскими университетами. Эта борьба привела к соз­данию в 1231 Г. папой Григорием IX первых цеховых товари­ществ учителей и профессоров, получивших название «факульте­тов» (Facilitates, Ordines). Привилегией университетов стало и присуждение академических степеней.

Период формирования факультетской структуры универси­тетов (с XI в. по начало XVI в.) выявил самое важное ев пре­имущество, обеспечившее историческую и правовую стабиль­ность-универсальность и единый план образования, ведущегося на латинском языке независимо от страны, где был расположен университет. Латинский язык стал международным языком на­учного общения.

 За этот период университеты прочно вошли в жизнь городов Италии, Франции, а с XIV в. стали распространяться в Германии, Австрии и Англии с Шотландией. Разрушение связей универси­тетов с церковью в эпоху Реформации было первым серьёзным испытанием, которое, однако, не разрушило систему университе­тов. Ни роль университетов, ни их структура, ни основные эле­менты не подверглись существенным изменениям. Совершенст­вовались лишь правовые нормы управления университетами и дополнялась их структура - кое-где появились «Академические гимназии».

В XVI в. - начале XVII в. окончательно сформировался так называемый «академический ученый состав» - нормативная структура управления университетами, просуществовавшая поч­ти до середины XX в. и в модифицированной форме сохранив­шаяся и поныне. Эта структура определяла не только внутренний распорядок, организацию учебной работы университета: по суще­ству это была система, закрепляющая социальные отношения как внутри университетской структуры, так и определяющая её взаимоотношения с другими социальными группами общества эпохи Позднего Средневековья и Возрождения.

Основной структурой университета оставались факультеты (Ordines). Полноправными членами четырех факультетов (бого­словия, права, философии и медицины) и членами «Академиче­ского сената» были ординарные профессора (professores publici ordinarii). Они из своего числа избирали деканов, а все вместе -ректора (rector magnificus). В сенат не входили эктраординарные профессора, а также приват-доценты, имевшие только дозволение (veniam docendi), а не обязанность учить. Университеты часто были в высокой степени независимы, даже имели свои суды.

Эта стабильная, признаваемая обществом и властями струк­тура, сопротивлялась любым попыткам других организаций при­обрести близкие права, связанные с повышением специального образования.

Разделение аптекарской и врачебной деятельности постави­ло аптекарей в особые условия: в университетских курсах препо­давания фармацевтических дисциплин предусмотрено не было, а университетские власти неохотно шли на пересмотр принципов преподавания, основанных на изучении «семи свободных ис­кусств» - тривиума и квадривиума. В тривиум были включены грамматика, риторика и диалектика, а в квадривиум - музыка, арифметика, геометрия и астрономия. Все естественные науки входили в геометрию - она понималась как описание Земли. В этот же пикт, входили у медицинские науки Различные требования к медицинскому и фармацевтическому Образованно и воз­никшие в связи с этим противоречия между сословиями врачей и аптекарей, 'были первым примером (противоречий между, требо­ваниями широкого и специализированного образования. Была и ещё" одна причина противоречий: преподавание медицины в уни­верситетах все более приобретало догматический, словесный ха­рактер, что в корне противоречило тем принципам, которые складывались в обучении аптекарскому делу.

Кроме этого чистоту рядов аптекарей, ранее более или менее тесно связанных с врачебным сословием или прямых выходцев из последнего, стали сильно разбавлять аптекари-купцы, нередко они были знатоками аптекарского дела, и аптекари-ремесленники, часто происходившие из среды химиков-практиков.

Результатом было размежевание врачебного и аптекарского сословий. Аптекари стали организовывать профессиональные це­хи. Цеховая принадлежность аптекарей была отмечена уже в XIII-XIV вв. Однако нередко аптекари в этих цехах были объеди­нены с представителями других ремесленных объединений: кра­сильщиками, гончарами, золотых дел мастерами и т.п. Иногда образовывались и цеховые объединения аптекарей и врачей. Из­вестны такие смешанные цеховые объединения разных типов в городах Северной Италии: Флоренции, Милане, Такие объедине­ния существовали во Франции, даже в Восточной Европе: в Че­хии и Польских землях. Позднее цеховые организации существо­вали в Англии (с 1617 г.), в Германии, где в Нюрнберге было ос­новано цеховое объединение "Collegium pharmaceulicum" (1632 г.).

Однако с XVI вв. аптекари начинают выходить из таких це­хов и создают свои собственные профессиональные организации. Сохранившиеся цеховые переписи содержат ряд подробностей организации аптекарей. Не в последнюю очередь это было связа­но с попытками получить особый статус в системе образования. Университетский путь для этого был закрыт. Поэтому обучение аптекарскому делу осуществлялось так, как это происходило во всех других ремесленных цехах.

Аптекарь брал себе ученика для обучения практике аптекар­ской профессии. Отбор учеников в ряде стран был достаточно строг. Во Франции прием ученика закреплялся контрактом. В ученики чаще принимали детей зажиточных и уважаемых родителей, особенно аптекарей и их родственников. Учеников из дво­рянской среды принимали реже. Для женщин путь в обучение аптекарскому делу был закрыт. К ученикам предъявляли опреде­ленные требования: они должны были иметь спокойный харак­тер, быть проворными в труде, добросовестными и иметь безупречное прошлое. В Германии подбор учеников был более или менее случайным. Особое значение придавалось хорошему зна­нию латинского языка.

Существовали и возрастные требования: стать учеником можно было по достижении 14 лет, верхним пределом было 17-18 лет в Германии, 22 года в Монпелье, 25 лет в Париже. В аптеке мог обучаться один, в крайнем случае - два ученика. Имели место ограничения по религиозным основаниям: во Франции в XVIIв. отклоняли кандидатуры гугенотов, а в Германии нюрнбергский Collegium pharmaceuticum принял акт, ограничивающий права евреев.            "!

' Быт аптекарских учеников и процесс обучения много раз был описан в литературе. Практически все время ученика, кроме перерывов для завтрака, обеда, ужина и сна, было занято. В Гер­мании в XVI-XVIII вв. ученик фактически не имел, права поки­дать аптеку, и лишь по воскресеньям и по праздникам вместе с семьей аптекаря посещал церковь. Само обучение занимало мало времени, фактически аптекарскую науку ученик постигал выпол­няя всю самую трудную работу по приготовлению лекарств. Oil размельчал растительное сырье - травы, коренья, хору и древеси­ну, - в мельницах или в ступе, готовил декокты и настои и т.д. Он не обладал никакими привилегиями, присвоенными дипломированным аптекарям. В отличие от них он обязан был на работе на­девать кожаный фартук. В праздничные дни, когда ему разреша­лось надевать парадную одежду, он не имел права пудрить воло­сы в соответствии с принятой модой. Хотя он столовался вместе с хозяином, он не мог пользоваться серебряной посудой.

После определенного, достаточно длительного (от двух до семи лет) обучения ученик (в Герматш они именовались «гезелями» - это название потом пришло в Россию) проходил стажи­ровку в других аптеках. После этого его допускали к экзамену перед специальной комиссией, состоящей из мастеров аптекар­ского цеха. При успешной сдаче экзамена он получал звание «Помощник аптекаря». Затем, после прохождения практики со специально оговоренным сроком» он сдавал новый экзамен и по­лучал звание «Мастера» (Magister).

Однако даже этого звания было недостаточно для получения управления аптекой. Здесь в действие вступали ограничения,  призванные контролировать аптечную деятельность. Кон­троль за ней сохраняли университеты в лице профессоров соот­ветствующих медицинских школ. Экзамен для получения лицензии на управление аптекой мастер-аптекарь вынужден был сда­вать перед комиссией, состоящий из таких профессоров. Эта ступень контроля за аптекарской деятельностью мотивировалась тем, что высшие знания в области фармации являются таким же «искусством», как знания медицинские. Формулировки предмет­ных знаний в этой области включали латинское слово "ars" - ис­кусство: "lege artis", "ars formulas medicas praescribendi", "ars for­mulas medicas dispensaiidi".

Экзамен в Париже назначали на весенне-летний период (от Пасхи до Даш Всех Святых, т.е. с марта-апреля по октябрь), что­бы кандидат мог показать знание растеши на практике. Кандидат выполнял также специальную upoGiryio работу по приготовлению конкретных лекарств - простых и составных, от одного до девяти препаратов по назначению комиссии. В ряде случаев, например в Напси в 1624 г., требовалась письменная работа. Письменные работы для получения звания мастера - "Meisterstuck", - требо­вались также в Германии.

В состав комиссий обычно в университетских городах вхо­дили профессор или декан медицинского факультета, тогда как в состав комиссий провинциальных городов входили обычно ди­пломированный врач, один или два аптекаря и городские чиновники. После успешной сдачи всех экзаменов будущий аптекарь получал диплом и давал торжественную присягу в присутствии местных властей.

Попытки так. или иначе включиться в систему получения «академического» образования, приобщившись таким образом к университетским привилегиям, которые имели характер привиле­гий сословных и профессиональных, происходили уже в XV-XV1 вв. Сначала они носили характер борьбы за получение «маги­стерской мантии» (талара - от лат. слова talarium - длиннополая одежда) для аптекарей, завершивших свое образование. Эти тре­бования подкреплялись определенными аргументами. Так ученик помимо изучения всего комплекса аптекарского «искусства» -теории и практики, - должен был безупречно владеть латинским языком.

На уровень образования большое влияние оказывала дос­тупная для ученика литература. Это полностью зависело от хо­зяина-учителя. Далеко не все аптекари были столь дальновидны, чтобы стремиться дать ученику образование, сопоставимое с университетским. Чаще они ограничивались ознакомлением ученика с одной из книг, заменявших фармакопеи - это был 'Dispen-satorium" Николая Салернитанского или труды Ибн-Сины. Прав­да в некоторых случаях, по инициативе городских властей изда­вались предписания с указанием обязательной для освоения ли­тературы - это была и своеобразная форма зашиты прав учеников и забота о качестве подготовки аптекарей. После изобретения книгопечатания (в XVI в.) в аптеках уже предписывалось иметь специальную библиотеку.

Однако университеты не желали делиться с аптекарскими объединениями своими правами. Поэтому основные, в том числе и чисто внешние привилегии устанавливали городские власти или сами цехи. Так в Центральной Европе ученик аптекаря после окончания оговоренного контрактом срока обучения и сдачи ма­гистерского экзамена получал право носить шпагу и трость, а также пудрить волосы или носить парик. С этого времени его нельзя было называть на «ты», а к имени следовало добавлять слово «господин».



28.06.2015