Новости

Формирование лекционного фармацевтического образования

 

В университетах специальное преподавание фармацевтиче­ских дисциплин практически не велось после распада Салернской медицинской школы в XII в. Однако уже в XIII в. после оконча­тельного утверждения статута Университета в Монпелье (1289 г.) там была узаконена Медицинская школа (основанная еще в 1220 г.), в которой к прослушиванию лекций для будущих врачей допускали аптекарей. В XVI в. там была создана первая кафедра ботаники, которой руководил Гийом Ронделе, написавший в 1556 г. трактат "De Materia medicinali". Основатель одного из первых в Европе научных ботанических садов, он сам был владельцем ап­теки, Ронделе содействовал официальному допуску фармацевтов к высшему образованию в Монпелье в 1558 г. Магистр-аптекарь Бернарден де Ранк, читавший лекции по фармации, стал первым аптекарем, официально принятым в число преподавателей уни­верситета. В 1601 г. в Монпелье была основана кафедра хирургии " фармации. Студенты, принятые в университет па основании эк­заменов по фармацевтической теории и практике, слушали курс фармакогнозии (Materia medica), фармации и анатомии. После полного курса студент получал свидетельство, очень ценимое в Европе и привлекшее в Монпелье множество иностранцев, стре­мившихся заручиться университетским фармацевтическим ди­пломом.

Эпизодически лекции по фармацевтическим наукам читали и других университетах. В Падуанском университете ДжБуонафеде в качестве Lector simplicius впервые читал курс фармакогнозии. В 1540 г. Валерий Корд преподавал фармакогно­зию в университете в Витгенберге. Однако его курс скорее был связан с объяснениями, которые требовало издание подготовлен­ной им фармакопеи. Конрад Геснер в Цюрихе в 40-х гг. XVI в. читал курс ботаники, прежде всего основанный на описании ле­карственных растений. Смерть во время эпидемии чумы не по­зволила Геснеру осуществить свое намерение организовать пре­подавание всей системы биологических знаний. В середине XV в. португальский врач Гарсия де Орта впервые дал описание и сде­лал устные сообщения о славившихся индийских лекарствах и эпидемии холеры в португальской колонии в Гоа, на полуострове Индостан.

В 1675 г. Людовик XIV дал разрешение на открытие в Монпелье кафедры фармацевтической химии.

Однако университет в Монлелье был скорее исключением. Парижский университет был полной противоположностью и по­пытки организовать там лекции для фармацевтов наталкивались на упорное сопротивление медицинского факультета. В основном обучение фармацевтов осуществлялось индивидуально, лекцион­ная система, основанная на достижениях развивающихся химии и медицины, отсутствовала. Лишь в XVII в. наметился перелом и связан он был .со стремлением аптекарей к более фундаменталь­ному химическому образованию. Достижения эксперименталь­ной химии уже нельзя было игнорировать, а огромный практиче­ский, эмпирический материал требовал новых приемов препода­вания.

В этих условиях некоторые авторитетные химики, сталкива­ясь с большими трудностями, начали организовывать приватные (частные) лекции для фармацевтов. Одним из таких первых част­ных лекторов был известный французский врач, фармацевт и хи­мик Никола Лемери (1645-1715).

Лемери прошел весь путь, который обязаны были проходить аптекари во Франции. Он был учеником аптекаря во французском городе Руан, затем работал в химической лаборатории Королсв-ского сада (Jardin de Roi, впоследствии он стал называться Бота­ническим садом - Jardin des Plantes), после чего переехал в Мон-пелье, где работая в аптеке стал давать уроки химии, привлекав­шие даже профессоров университета. В 1672 г. он переехал в Па­риж, где вскоре основал собственную фармацевтическую лабора­торию, зарабатывая изготовлением лекарств. В этой лаборатории он стал читать лекции, антиалхимические по сути, основанные на новейших достижениях опытной химии: преподавание он сопро­вождал демонстрацией экспериментов.

Материал этих лекций был обобщен им в руководстве, вы­шедшим в 1675 г. под названием «Курс химии». И лекции, и книга получили широчайшую известность. Слушать Лемери при­езжали даже химики и фармацевты из-за границы. "Курс химии" при жизни Лемери был издан 11 раз, затем дважды посмертно. «Курс» использовали в преподавании в Московском университе­те и его экземпляры сохранились в Научной библиотеке универ­ситета.

Лекции Лемери и издание учебника продемонстрировали, что в среде химиков и фармацевтов сложились условия для фор­мирования системы химического образования на новых основах, прежде всего на широкой опоре на эксперимент. По сути стрем­ление Лемери читать лекции совпало с встречным интересом к формирующейся научной химии, которая становилась основой развития самых различных прикладных областей: от фармации до металлургии.

Традиции Лемери продолжил Гийом Франсуа Руэль (1703-1770). Руэль прошел совсем иную школу: он учился в Школе в г.Блуа, а затем в университете в родном городе Казн, после чего окончил Парижский университет, но врачом не стал, а увлекся фармацией и химией.

В 1742 г. он был назначен профессором-демонстратором в Ботанический сад. Это учреждение стало в середине XVII в. дос­таточно не традиционным образовательным Центром, в котором читались лекции по различным естественным наукам. Однако и успех преподавания, и его размах определялся прежде всего лич­ностью профессора. Руэль не проявил себя как ученый-исследователь - он оставил после себя только пять мало значи­тельных статей (одна из них посвящена методам бальзамирова­ния, применявшихся в Древнем Египте). Но он создал крупней­шую и очень популярную во Франции химическую школу - сре­ди его слушателей были столь различные люди как химик А.Лавуазье и энциклопедист Д.Дидро> создатель первого про­мышленного метода получения соды Н.Леблан и писатель и фи­лософ Ж.Ж.Руссо. Брат Руэля - Илер Марен Руэль (1718-1789) стал его преемником в Ботаническом саду. Ему химия обязана открытием мочевины, как составной части мочи человека.

Руэль начал важнейшую работу по приведению стремитель­но накагдарающихся химических знаний в систему - т.е. по вращении)!Химии в науку. Им были использованы  традиционные принципы систематизации химических ве­ществ: по «царствам природы». Но продвинуться дальше химики смогли только во второй половине XIX в., в основном после соз­дания теории строения А.М.Бутлерова, Вместе с тем Руэлъ со­брал и обобщил огромный эмпирический, практический материал - самое ценное для фармацевтов. Он определил химию как «ис­кусство разделять различные вещества, которые находятся в сме­си» («Курс химии», 11-е гадание, Лейден, 1716 г.). Его книга сыграла исключительно важную роль в развитии фармацевтиче­ских наук и содействовала тому, что аптекарская практика стала все более опираться на науку.

Необходимо учесть, что Руэль читал свои лекции в то время, когда еще продолжалась работа Королевской Академии наук по изучению фармацевтических характеристик тропической флоры (знаменитый «Проект»). До Руэля (с 1725 г.) лекции по химии в Ботаническом саду читал Л.К.Бурделен (1696-1777), самый зна­менитый фармацевт Франции, один из руководителей «Проекта». Однако лекции Бурделена были заполнены абстрактными рассу­ждениями о «природе» химических явлений и не вызывали инте­реса у слушателей.

Лекции Руэля сопровождались демонстрациями опытов. Но он очень много сделал для уточнения системы химических понятий, прежде всего таких как «соль» (он определил, что это про­дукт реакции кислоты с основанием), он установил различия ме­жду «нейтральной», «кислой» и «основной» солями. Лекции Ру­эля сохранились в нескольких подробных записях - безусловно, они не только содействовали воспитанию блестящей! плеяды хи­миков, заложивших основы так называемой «новой химии» -А.Лавуазье, Ж.Л.Пруста, П.Макёра и других, но и стали образцом для ряда обобщающих трудов нового поколения химиков, прежде всего А.Ф.Фуркруа, создателя десятитомной «Системы химиче­ских знаний» (1801-1802 гг.), излагавшей теорию Лавуазье и давшей описание всех известных к тому времени групп химических веществ.

Повышение образованности аптекарей сопровождалось не­прекращающимися попытками повысить свой социальный ста­тус. Уже в XVI в. французские аптекари ходатайствовали о за­мене цеховой организации аптекарей, с целью превращения апте­карского дела в свободную профессию, по образу и подобию вра­чей, получавших образование в специальных высших учебных заведениях (Коллегиях и Медицинских факультетах университе­тов)'.

Одним из первых завоеваний в этом направлении стало Соз­дание при Ботаническом саде «Аптекарского, Семинариума», ко­торый стал прообразом специальных фармацевтических школ. В Семйнариуме сначала велось обучение только аптекарских помошников, проводилась подготовка к экзаменам на звание «Мас­тера», «Магистра» (Maitre) перед специальной комиссией. В Семйнаруме преподавали известнейшие французские фармацевты: упомянутый уже Н.Лемери, Н.Лефевр (ок.1615-1669), а позднее Руэль и Антуан Боме (1728-1804). Боме был одним «з крупней­ших торговцев химическими, в том числе фармацевтическими товарами, и выдающимся химиком экспериментатором. Его трех­томная «Экспериментальная и систематическая химия» (вышла в 1773 г.) стала одним га распространеннейших руководств прежде всего среди фармацевтов. Н.Лефевр издал самый известный до книги Лемери учебник «Трактат по химии» (1660 г.). Будучи про­тестантом, он покинул Францию и стал Королевским аптекарем в Англии, где стал преподавать химию и фармацию в Лондоне.

Во второй половине XVII в. французские аптекари начали активную борьбу за разрыв с ремесленными цехами и создание собственного центра специального образования, где экзамены можно было бы сдавать не перед комиссией врачей, а перед фармацевтами и химиками. Эти устремления натолкнулись на силь­нейшее противодействие врачей и, особенно Медицинского фа­культета Сорбонны, которые не хотели отказываться от привиле­гий, связанных с контролем за аптекарями. Это была вторая фаза «войны врачей и аптекарей», первой из которых была война вра­чей с аптекарями и хирургами и была столкновением цеховых и университетских интересов. Сейчас это противоречие вышло на новый уровень, причем столкновение приобретало столь острые формы, что для разгона втянутых в борьбу студентов универси­тета и слушателей и профессоров созданной частной Фармацев­тической школы, призывали городскую стражу.

Войны между врачами и аптекарями начались в 1566 г. и продолжались более ста лет. Поводом для конфликта стало появ­ление в Парижских аптеках нового средства: «рвотного вина», в состав которого входила сурьма. В 1566. г. Медицинский факуль­тет добился издания декрета, согласно которому употребление сурьмы, объявленной ядом, было строжайше запрещено. Причи­на лежала, однако, глубже и была связана с тем, что аптекари стали все чаще нарушать права докторов факультета, давая сове­ты больным и продавая лекарства без рецептов. Декан медицин­ского факультета объявил, что аптеки вообще не нужны, так как все болезни можно вылечить с помощью кровопусканий, промывательных и лишь пяти лекарств: ревеня, кассии, александрий­ского листа, цикория и сиропа, приготовленного из лепестков роз и листьев персика. Судебное дело, которое возбудили в связи с этим аптекари, было проиграно. Лишь через сто лет в 1(666 г. из­лечение короля, которому не помогали кровопускания, и он был вылечен «рвотным вином», привело к отмене ограничений дея­тельности аптек.

Факультет вел борьбу не только с фармацевтами, но и с ци­рюльниками, которые также были объединены в цеховую органи­зацию и не получали университетского образования. Только в 1750 г. был издан королевский декрет, который гласил: «Воспре­щается медицинскому факультету, равно деканам и докторам фа­культета, требовать под каким бы то ни было предлогом или по­водом, вообще и в частности, присягу или подать от хирургов го­рода Парижа. А также воспрещается упомянутым докторам ме­шать хирургам в упражнении и исполнении их профессии».

Первый настоящий прорыв в деле фармацевтического обра­зования произошел не в Париже, а в Нанси, резиденции изгнанного польского короля Станислава Лешинского, претендовавше­го на французский престол. Он в 1752 г. основал «Королевскую коллегию» (College Royale), где кроме врачей и хирургов, гото­вили также фармацевтов, необходимые процветающему городу Нанси.

Затем права фармацевтов были подтверждены и в Париже. 25 апреля 1777 г. на основании Королевского декрета фармацев­ты Франции получили общую автономию, а Фармацевтическая коллегия (College de Pharmacie) получила права высшей школы, привилегию исключительного обучения фармацевтов с присвое­нием ученых степеней. Студенты Коллегии слушали лекции по химии, фармации, ботанике и фармакогнозии. Коллегия пережи­ла бурную эпоху Французской революции и в 1803 г. была пере­именована в Фармацевтическую школу (£cole de Pharmacie), первым директором которой стал Луи Никола Воклен (1763-1829). Назначение Воклена знаменовало примирение универси­тетского н специального фармацевтического образования, так как Воклен вскоре стал профессором химии Медицинского факуль­тета. Воклен был самой знаменитой фигурой фармацевтического образования во Франции на рубеже XVIII-XIX вв. Последователь Лавуазье, ученик Фуркруа, он был известен и как ученый-теоретик, и как экспериментатор, а также как выдающийся прак­тик в самых различных областях - в частности он сыграл важную роль в становлении французской парфюмерной промышленности и в этом качестве героем романа О.Бальзака «Сезар Бнрото».

Фармацевтическая школа в Париже вошла в систему специ­альных высших школ, созданных Наполеоном Бонапартом и ста­ла образцом для основания подобных Высших фармацевтических школ в Страссбурге и других французских городах.

Гораздо более спокойно происходило развитие специального фармацевтического образования в Германских государствах. Обучение аптекарей через цеховую систему окончилось там позднее, чем во Франции. В 1725 г. король Пруссии Фридрих Вильгельм I издал указ, на основании которого «адептам фарма­ции» предписывалось прослушивать курс лекций и сдавать под­тверждающий их знания экзамен в Медико-Хирургической Кол­легии в Берлине - специальном высшем медицинском, учрежде­нии (университет в Берлине был основан только в 1810 г.). Од­ним из лекторов там был знаменитый фармацевт Каспар Нейман (1683-1737).

Частные фармацевтические школы в Германки были осно­ваны только в конце века. В 1795 г. одну га таких школ, полу­чившую название «Фармацевтического института», основал в Эрфурте Коганн Троммсдорф (1770-1837), один из основателей современной фармации, автор многочисленных основополагаю­щих руководств и основатель первого специального фармацевти­ческого журнала «Journal der Pharmazie flir Artze und Apomeker und Chemisten" в1793г.



28.06.2015